1

Записки киевлянина

Они приближали Победу: неизвестные герои

1624

23:41, 8 Май 2016

Интер

"Интер" — больше, чем телевидение

Фрагменты его жизни побежали перед глазами, как кадры кинопленки…
Вот он, шестилетний мальчуган из благополучной семьи, несется по двору, как затравленный заяц. Сегодня преследователи догоняют особенно настойчиво. Сердце дробно стучит и, кажется, норовит выскочить из груди. Впереди всех мчится «коновод» местных хулиганов — рыжий и долговязый Петька «Седой». Именно этот страшный Петька и представлял наибольшую угрозу.

1

Бил он всегда нещадно, с каким- то диким остервенением и злобой, льющейся из прищуренных, кошачьих зеленых глаз. Сколько раз, возвращаясь поздним вечером домой после очередной выволочки, приходилось до крови кусать губы в прихожей, чтобы мучительным стоном боли не выдать родителям своего состояния. Петькины «отметины» заживали очень медленно..

1

Его били всегда, стоило лишь показаться во дворе. Но сегодня все будет иначе – хулиганы должны получить отпор! Ведь сегодня он дал себе обещание. Отец – кадровый армейский офицер в отставке, поздравляя его с шестым днем рождения, пожелал всегда уметь крепко держаться мужского слова. Даже данного самому себе. «Но ведь если пообещал себе, то никто все равно не узнает, даже если не выполнишь» — возразил он тогда папе.

4

«Запомни, сынок, слово мужчины должно быть тверже гранита. А слово, данное себе, иногда поважней многих других будет. Потому что за него мужчина спрашивает с себя сам, по всей строгости и без поблажек. На этом стоит наш мир, сын!». И он дал себе слово. Долговязый обидчик получит сдачи. «Один удар, больше не успею – сомнут!». Но пусть они видят и знают — в нем, таком худеньком и щуплом, есть характер, настоящий мужской стержень…

2

Кадры пленки летели дальше.. Старший класс школы, до вожделенного значка «ГТО» осталась стометровка. Низкий старт, выстрел, молниеносный рывок и финишная лента, разрываемая крепкой юношеской грудью. Победа! На трибуне — аплодисменты друзей и родителей. И застенчивая обладательница слегка близоруких, серых глаз с пушистыми ресницами в третьем ряду справа. Потом были вечерние прогулки, упоительные чтения стихов на скамейке под старым кленом, робкое предложение руки и сердца (он, чудак романтический, тогда так и выразился). И его совершенно сумасшедший крик, всполошивший всю округу, когда она после не долгого раздумья нежно сказала «да!».

6

Кадры замелькали быстрее.. Тяжелая, но понятная и нужная работа на заводе, совместные походы в клуб, на танцы и в кино. Планы на будущее о трех, нет даже четырех малышах. «С твоими глазами, но купать непременно всех буду я» — горячился он. «Да где ж тебе с такой оравой одному то управиться?» — возражала она мягким голосом, пряча улыбку в уголках рта…

8

Пленка отматывалась все дальше.. И вот уже тревожный, чуть надтреснутый голос Левитана, провел черту, разделив жизнь на «до» и «после». Да что там разделил?! Разломал и покорежил все, что было привычным, милым и родным. Ему было за что сражаться и ненавидеть врага.

6

За слезы старушки матери, в первый месяц потерявшей мужа – его отца. Своей геройской смертью он доказал, что офицеров в отставке не бывает. За разбитый постоянными бомбежками родной город. За плач женщин, стариков и детей, за кровь братьев по оружию. За Родину!

9

Наконец, за единственную любимую женщину, жену и настоящего друга, оставив которую в квартире он отлучился по надобности в штаб. Спустя три часа вернулся, но не нашел своего дома. Шальная бомба, угодившая в здание, навсегда заковала в лед сердце новоиспеченного командира. В тот день, разгребая пепелище, прямо на глазах у редких горожан, бегущих в бомбоубежище, он сделался совсем седым и на всю жизнь разучился улыбаться…

1

Кадры киноленты слегка замедлили свой бег приближаясь к финишу.. Однажды его группа зачищала вражеский окоп. На минуту привалившись к теплой от крови земле чтобы перевести дух, он увидел невдалеке раненного бойца в изорванной шинели.

3

Тот явно побывал в немецком плену и лежал ничком на дне окопа, слегка постанывая. Быстро подполз и осторожно перевернул. Слипшиеся рыжие волосы солдата, были покрыты коркой запекшейся крови. Но, когда раненный со сдавленным стоном разлепил тяжелые веки, его бросило в жар. Прямо в душу смотрели и молили о помощи, до боли знакомые кошачьи, зеленые с прищуром, глаза. «Петька! Ты?» — воскликнул он.

5

Раздумья не заняли и минуты. Старые счеты остались в прошлом. Сейчас – перед ним товарищ и брат по оружию, нуждающийся в помощи. Взвалив Петра на плечи, он осторожно, стараясь обходить выбоины и воронки, понес его к своим. Детские воспоминания невольно заполонили голову. Поэтому брошенную гранату он заметил поздно, слишком поздно. Решение родилось в считанные доли секунды. Мгновенно отбросив свою ношу, он стрелою кинулся на снаряд и накрыл его своим телом. Прогремел взрыв…

11

Грудь, которая когда-то, в прошлой жизни, с легкостью и удалью разрывала финишную ленточку, была разворочена осколками. Алая, как знамя, кровь толчками покидала молодое тело, смешиваясь с окопной грязью. Фрагменты его короткой жизни побежали перед глазами, как кадры кинопленки… Последним кадром он вдруг увидел такие близкие и родные, слегка близорукие, серые глаза с пушистыми ресницами. Они улыбались…

Егор Высоцкий

Читайте также